?

Log in

No account? Create an account
Январь 2008   01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
Posted on 2007.04.27 at 17:09
навеяло группой "Город 312":

-Девочка, которой так хотелось! Щас я....

ЖИТИЕ ИАКОВА aka ПОСТНИКА.

-Не приведи тебе Господи, Алексеюшка, - в неверном мерцании свечей было видно, что лицо отца Анатолия посерело, - встретить подобное на пути своем. Иаков – одно из самых жутких созданий Господа. Самая мерзкая личина врагов твоих, смерть и тлен всякого, кто уверует, – и, прежде чем Алеша успел раскрыть рот от удивления и нахлынувшего чувства когнитивного диссонанса, отец Анатолий продолжил. – Эта мразь, сразу тебе скажу, нерусская по паспорту. Чтобы ты не думал что в нашей Великия и Малыя, - тут отче дважды, несколько судорожно и угловато осенил себя крестом, - что здесь такие уродиться способны.
Любил Иаков принимать всякие образы, людей вводя в ступор, но более других нравился ему образ иноческий. Приняв его, совершал всякое непотребство именем Господним. Людей лечил, понимаешь, -отец Анатолий закашлялся, достал из кармана звякнувшую фляжку, и стал откручивать тугую крышку. Открутив, отхлебнул и продолжил:
- Он, Лешенька, неугоден был Господу. Решил Христос попустить инока на убийство – ну так, типа чисто поржать, как это у вас говорят. Прикольно ведь - мозги там, кровища, ну и изящная красота психологических переживаний, конечно. Прослышал о том Сатана, решил избавить Иакова от греха смертного, и вызвал недовольных на душу его, чтобы выдворили из-под взора Господня инока. Но куда там, за Господом не заржавеет… У Сатаны вроде все было продумано – вызвали шлюху на дом, заплатили, как водилось тогда, в старые времена, - отец Анатолий, лишь мельком взглянув на испуганное и мертвенно-бледное лицо Алеши, отвернулся в угол и снова заговорил. – Если бы этот Яков еще и двери отворял, женщине, просящей крова ночью – но нет, не размягчело сердце его. И насрать, Леша, было ему на волков и прочих собак, и на холодрыгу, и на вероятность воспалений в придатках – после очередного булька из фляги отец заметно захмелел. - Пустил, куды ж денется. Монашка видом, все-таки. Ну, дык сам – во внутреннюю келлию, а ее оставил, значит, в сенях. Она воззвала к нему, и стала извиваться всячески, себя, грешную, предлагая – но нет, куда там… И сиськи просила елеем натереть, и прочую дребедень – наш зырит, и хоть бы что. Сатана, на этот подвиг глядючи, ужо шепчет ему в ухо: “Трахни, дескать, ты девку – в ней и спасение твое!”. Так энтот урод одной дланью ейные сиськи мажет, а другую… - отец Анатолий вновь неуверенно перекрестился, - а другую в очаг пылающий. Да два часа там и держал, чтоб об ебле, неугодной Христу, понимаешь, не помышлять. Но сиськи натер вроде хорошо. Девица, поняв, что, окромя разве что жаркого, ей в этом доме ничего не светит, изрядно расстроилась. Ушла, и потом неоднократно, конечно же, каялась в содеянном. Хотя, собственно, каяться-то не в чем было.
Дальше – все, как водится. Траву жрал, жил в пещере, умертвлял плоть по-гнашему, по-христиански, да с творческим подходом, но что греха таить - трахаться ему хотелось, аки кролику – а как же без того, сыне... - тут отец Анатолий исподлобья глянул на отрока, да с ленинским прищуром. Щеки Алеши запылали. Священник тем временем продолжал:
-И вот – нате вам, жопа - Новый год. Привели молодуху мажорную, демона вытрясти. Изгнал из чрева ее беса-то, а из себя – не сподобился. Воспылал желанием плотским, и не все ж теребить-то срам культей горелой – и изнасиловал, скот разэтакий, отроковицу. Поскольку зело испугался за рейтинг свой в деревне, решил избавиться от улик. Помолившись для порядку раза два, прикончил девчонку. Поняв, что если узреют совершенное им, то в святых ему станет быть весьма затруднительно – и сбросил тело девичье в реку. Закопай он, олух царя небесного, труп – и Господь бы сжалился – святой, свой, все-таки. Но он ее плавать, сука, отправил, по старому индейскому обычаю! - батюшка, похоже, разошелся вовсю.
Алеше было жалко девушку, но испуг был сильнее жалости. Перекос мироздания грозил уничтожить все, долго взращиваемое в мятущейся душе Алешеньки. Тем временем отче сказывал:
- Свалил из кельи своей, ушел в пустыню жалеть себя. Покаялся в грехе своем первому встречному, но тот, как назло, оказался тоже христианином. И поэтому не осудил за такую мелочь Иакова, а понял и простил, а затем возлюбил его. Ну, поплакались они. Тот, странник, целовал его, Иакова, старую мразь, ноги морщинистые лобызал – “останься”, говорит, “жить будем вместе”. Голландец летучий, мать его так… Но Иаков не послушал – не хватало ему еще криминальных последствий сексуального воздержания. Пошел себе, нашел пещеру с костями кучкой и сидел там тихонько. Травку жевал, по утрам паучками похрустывал - в общем, вел такой здоровый образ жизни десять лет.
Тем временем, Алеша, в округе началась засуха. Понадобились шибко осадки, с нормой выше годовой. Вымолить их, Алешенька, никому из батюшек местных не удавалось. Видимо, оченно грешили. И – правильно мыслишь! – оказался на этот подвиг способен во всей стране токмо - кто? Опаленный судьбою однорукий насильник и убийца Иаков.

- И за это… за дождик… его опять святым сделал Господь? – в пламени свечи было заметно, что в уголках Алешиных глаз блестели непрошеные слезы, а губы мальчика дрожали.

- Что? – батюшка спустя только несколько секунд поднял осоловелые глаза, - дождик? Какой, блядь, дождик? А ну, - заорал он, - пошел нахуй отсюда, недомерок! Иакова ему! Шашлыка святого захотел - ишь, блядь, нарожали!

Звук захлопнувшейся двери практически совпал по времени со стуком упавшей на крепкий дубовый стол мохнатой башки отца Анатолия. Спустя секунду келью потряс жуткий храп.

Старенький покосившийся приход отца Анатолия сиротливо вспучивался посредине туманной долины Вешних Люлей. Как всегда, вокруг храма было грязно, как и в душе робкого Алеши до вхождения в православие. Новая собачка тети Кассандры с хриплым присвистом, в котором любой ветеринар распознал бы неизлечимую болезнь легких, правильными кругами носилась около церковного щербатого забора. «А старая все же лучше была. Тише, благолепнее», - осторожно подумал Алеша, вслушиваясь в сдавленные рулады собачьего горла, когда оно вместе с остальным песьим организмом пробегало мимо мальчика. Что случилось со старой - Алеша не знал. Когда он в прошлый раз спросил отца Анатолия, что известно ему о судьбе животного, отче нахмурился долу, буркнул что-то в усы, и, поддев носком правой ноги в угол валявшийся на полу около входа в келейку кусок пыльного бурого меха, очевидно, служащий в качестве коврика, еле слышно проронил что-то вроде «души нет у ней, и ладно». Алеша тут же успокоился. Он знал - у него была душа. Самое ценное, что Господь может даровать человеку. И, что приводило Алешу в почти оргастическое состояние (о том, что оно было похожим на оргастическое, Алеша узнает через четыре года, когда ему исполниться двадцать один, и он случайно три раза подряд заденет голым срамным удом зад друга Николая в бане семинарского общежития) – это самое дорогое Господь дает всем, даже ничем перед ним не отличившимся. Людям подобная щедрость и не снилась – если дядюшка иногда и оделял Алешу горстью сладкой перловки, то Алеша понимал – сегодня праздник. Спустя годы у него выработался безошибочный условный рефлекс, работающий сродни провидению – душа начинала просить, иногда даже требовать перловки, и мозг Алеши замирал в блаженнейшем предвкушении праздника Обрезания Господня, Успения Пресвятой Богородицы, или (что Алеша любил особенно) Пасхи. На Пасху сладостей мальчику перепадало немногим больше обычного, и, зажав во вспотевшей ладошке три десятка заветных зерен, Алеша стремглав мчался к отцу Анатолию, всегда державшему такой строгий пост, что даже мухам, вьющимся около коровьих лепешек, при одном взгляде на подвижника становилось стыдно. Да так, что они - как правило, истерически зажжужав – бросали насиженную кормушку и с шумом поверженных истребителей улетали, сраженные светлым взором отца Анатолия. Алеша в тот момент мог бы поклясться (если бы попустил сие Господь), что у мух краснели даже кончики крыльев. И тогда мальчик с упоением взирал на духовника, и даже оставшийся на всегда начищенных калошах отца Анатолия след от мерзкой лепешки не мог нарушить ореола святости и аромата ладана, исходившего от священника. Губами, чуть тронутыми робкой улыбкой, Алеша шептал слова «Христос воскресе», и протягивал своему духовному отцу заботливо сохраненные зерна любви. Батюшка, узрев Алешу, обычно отирал влажные пухлые губы тыльной стороной ладони, незаметно заученным движением прятал в карман фофудьи фляжку - «со святой водой везде, всюду ходит, спаси Господи!» - и, степенно, чуть более важно, чем того требовал сан, ответствовал «Воистину воскресе», а затем, перекрестив предварительно дважды, принимал перловку из дрожащей длани Алеши.
Но… до праздника, даже самого маленького, было еще далеко. И сейчас Алеше, чтобы заглушить постоянное чувство духовного голода, было нужно лишь одно – слово. Слово Христа, донесенное умеючи, с любовью, на которую способен только истинный отец. Засим и пришел мальчик в темную келейку его преподобия.
-О чем ты хотел бы поговорить сегодня, сын мой? – вопрошал отец Анатолий, любовно отирая пальцами с ножа остатки копченого сала.
-Батюшка, - то ли от счастья, то ли от затянувшегося пубертатного периода голос мальчика время от времени становился неверным, и давал «петуха». – Вы говорили мне в прошлый раз, что скоро непременно расскажете о житии Иакова, Который-Сжег-Руку.
-Ох, Алешенька, все бы тебе страшилки, да ужасы всяческие. Чего-й то тебе дома не сидится? И уроки не сделал, поди?
-Да сегодня, батюшка, у нас только биология, сраму-то там! – Алеша от возмущения даже заговорил на кварту ниже.
Отец Анатолий в ответ промолчал. Подогретый дорогим кагором и отчаянно боровшийся с верой разум, того и гляди, грозился выйти победителем. Долг перед Церковью и гражданская позиция, страх за будущее невинного мальчика и ужас перед епископом – содомитом… душа священника, истомленная долгим противостоянием, готова была взвыть похлеще Иерихонской трубы.
-Вот что я тебе скажу, Алеша, – отец Анатолий боязливо покосился в сторону одного из келейных стеклопакетов. - Я расскажу. Я все расскажу.
И Алеша впился глазами в духовника, боясь упустить даже звук...

Posted on 2007.04.12 at 20:32
Господи наш Говинда, Шива и всеблагой Слон Розовый Трехухий! Как меня забарала узколобая манера некоторых жертв ПГМ говорить:
"Вы не опровергаете существование творца, вы утверждаете и верите в то, что он не существует!"

Это сильно смахивает на диалог:

- Знаете, что я вам скажу.... У меня большой член.
- Нет, боюсь, у вас вообще нет члена.
- Так вы утверждаете, что у меня маленький член?
- У вас нет члена. Потому что вы - женщина.
- А-а-а... Я поняла. Просто вы верите в то, что у меня нет члена. Ну что ж, это тоже позиция. В конце концов, вы же не докажете, что у меня нет члена.

Posted on 2007.04.10 at 21:15
Арбайт махт фрай... крематориум драй. На работу можно смотреть часами, но когда-то приходится начинать ее делать. И работой моей полторы недели назад стал человек, с которым я давно грезил пообщаться. Во-первых, потому, что он ультраизвестен, как телеведущий и энтертейнер, правда, об этом знают в основном с его слов, но тем не менее. Во-вторых, он популярный актер и шоумен, и программа с ним могла бы получиться интересной. Жду его. Параллельно, буквально за день, записал интервью с Ириной Родниной. Дама очаровала всех абсолютно, сияла и улыбалась, и хочется думать, что ее грела не только мысль о гонораре. Читать дальше...Свернуть )


Вопрос пня...

Posted on 2007.03.05 at 15:29
Думаю тут...
А кто-нибудь может объяснить возможность существования в природе православных или инославных врачей-хирургов (и не только хирургов), физиков-йадерщиков и прочих практиков, если первопричины явлений вроде бы детерминированы, пути этой самой первопричины неисповедимы в принципе, а Сатана-Западло-Приносящий есть главный кознеустроитель. Тогда где смысл в их сугубо мирской применительности, и , главное, как они оправдывают свое вмешательство в промысел Божий?

Бегущая строка, увиденная мной сегодня по кабельному каналу:

"Компания извещает своих абонентов, что с сегодняшнего дня начинается трансляция канала "Eurosport". Просьба произвести настройку ваших телевизионных приемников на указанный телекал."

Вот оно как бывает....

Posted on 2007.03.01 at 15:22
Телекомпания. Вторая половина дня. В монтажную аппаратную направляется тетенька, автор программы, дабы довести творение свое до ума с помощью монтажной процедуры. Название программа имеет абсолютно не тенденциозное: "Сияние православия" (контент, надеюсь, понятен). ......И вот чем сие закончилосьСвернуть )

Posted on 2007.02.02 at 08:19
У нас уволили главного нарколога городской больницы.
Разумеется, за пьянство.

Posted on 2007.01.31 at 09:02
Мне тут показалось интересным, как же должно отвечать православному на некоторые неудобные и вызывающие обострение ПГМ вопросы, касающиеся на первый незамутненный взгляд жизни обычной и приземленной. В общем, как, погрязая в говне, справиться с вашим ближним, от души стремящимся вытащить вас оттуда. А это очень тяжело (справиться, то есть) тем более, вокруг вас, уже томимого желанием обнять какого-нибудь херувима, тронуть за плечо серафима и выпить святой водички с каким-нибудь еще рукокрылым, постоянно собираются любящие люди, готовые на все, лишь бы очистить вас от налипшей на ваши колени и подошвы православной благодати. Итак, как поставить на место уродов, заставляющих истинно верующего играть в компьютерные игры, или как ответить ребенку на вполне закономерный вопрос: почему мы редко зовем обедать нищих и бомжей, отчаянно игнорируя предписания Писания - за решением этих сложных вопросов милости просим в Христианскую Решальню Сложных Вопросов им. Всеведения Господа нашего. Так же вам будут даны ответы на другие волнующие каждого православного темы: стоит ли биться в истерике и рассказывать всем о чЮде, если ваш настольный Спаситель расплакался, не выдержав многочасовой мастурбации, смотреть на которую вы вынуждали его ежедневно ; стоит ли переходить в православие, если вы рок-музыкант ; есть ли шанс у вашего ребенка попасть в рай, если он, сцуко, все-таки подсмотрел, как Том догоняет Джерри ; узнаете, почему в Писании есть про драконов и прочих големов, а динозавры – плод воспаленного воображения миновавших просветление Господне ; как мигом обратить атеиста в православие ; что считается нарушением девства (для тех, кто его смог сохранить, остальным в рай не попасть, не парьтесь) ; кроме того, вы узнаете, какой опасности подвергаете себя, выбрасывая обертку из-под свечек и лампадного масла ; какой святой отвечает за ваш домашний траффик ; стоит ли начинать судорожно окрещать и кропить домашних, которые в кои-то веки купили диск с “Возвращением живых мертвецов” ; узнаете, почему собака – некошерное животное, и вообще никакое животное некошерно ; почему Бог иногда прикалывается по совершаемым на Земле непотребствам ; чем, помимо высоких налогов и варикозного расширения вен, рискуют Мэл Гибсон, Ди Каприо и прочие подонки-лицедеи ; и что является превышением пределов необходимой самообороны по-православному.


Предыдущие 10  Следующие 10